Истоки возникновения, основные догматы салафитов и их влияние на таджикской общины в России

  • Posted on: 28 February 2018
  • By: korbar

Подъем исламистского политического движения в конце 80-х – начале 90-х годов во многом был обусловлен двумя важными факторами. Первый – исламская революция в Иране 1979 г., свергнувшая проамериканский шахский режим, пытавшийся осуществить вестернизацию Ирана. Она явилась своеобразным импульсом для распространения и экспансии исламистской идеологии в мусульманском мире. Второй фактор – гражданская война в Афганистане, привлекшая тысячи мусульман со всего исламского мира в ряды муджахидов (борцов за веру), воевавших против афганского режима, выступавшего под флагом социалистической идеи, и поддерживавших его советских войск. Впоследствии афганские наемники-муджахиды (арабы и выходцы из других мусульманских стран) составили ядро многих радикальных исламистских группировок по всему миру. Именно после этого с начала 90-х годов на авансцену начинает выдвигаться радикальное салафитское течение.

Салафиты (от «салаф» - предки, предшественники) - общее название мусульманских религиозных деятелей, которые в различные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, «праведных предков» (ас-салаф ас-салихун).

В западной литературе для характеристики идеологии салафитов используются термины традиционализм, фундаментализм, возрожденчество.

Еще в IX в. идеи салафитов нашли продолжение со стороны ханбалитов - приверженцев одного из четырех канонизированных суннитских мазхабов (школ), названного по имени автора этой доктрины Ахмада бен Ханбала. Ханбалитство сначала возникло как религиозно-политическое движение, а затем, к началу XI в., оформилось в догматико-правовую школу. Ханбалиты в своей теории и практике придерживались взглядов наиболее консервативных сторонников традиционализма (нынешние фундаменталисты), выдвинули идею очищения ислама от позднейших наслоений, выступили с отрицанием любых нововведений (бид'а) в области вероучения и права, не имеющих прямого обоснования в Коране и хадисах. В средние века сами мусульмане называли ханбалитов салафитами.

По салафитскому учению «предками» считаются первые три поколения мусульман, чье поведение следует изучать и, если это возможно, следовать их примеру. Большинство салафитов восприняли крайне ортодоксальные ультраконсервативные воззрения исламских теологов. Некоторые из них избегают политики, другие обращаются к джихаду. Наиболее радикальных салафитов можно считать религиозными анархистами, отвергающими законность существования национальных государств и принятых людьми законов и признающими только закон Бога.

Салафия - это призыв ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на создание исламского государства в качестве альтернативы западной модели и ее подобий в современном мире, на шариат в качестве единственного закона.

Среди последователей салафии немало людей состоятельных, пользующихся политическим влиянием, преисполненных религиозно-политическими амбициями. Это богатые салафиты, часто занимающие влиятельные политические посты, основатели и спонсоры могущественных международных исламских организаций. Нередко они испытывают комплекс неполноценности из-за неудовлетворенного политического и мессианского честолюбия. Рядом с ними располагаются фундаменталистские идеологи, конструирующие салафитские модели мироустройства, основанные на доминировании ислама.

С другой стороны, доктрина салафитов привлекательна для многих обездоленных мусульман, которые в повседневной жизни противостоят своим режимам, не способным разрешить экономические трудности, страдают от произвола местных властей. Для них ислам - форма (и норма) социального протеста: с помощью ислама они мечтают добиться коренного перелома ситуации к лучшему в своей стране и в своем конкретном районе.

 В новое время ханбалитские идеи «обновления» ислама через обращение к сунне Пророка, борьбы с нововведениями были возрождены ваххабитами.

Ваххабиты являются сторонниками религиозно-политического движения в суннитском исламе, возникшего в Аравии в середине XVIII в. на основе учения Ибн'Абд ал-Ваххаба (1703-1792). В учении ваххабизма как составной части салафизма центральное место занимают безоговорочный возврат к священным источникам ислама - Корану, к единобожию (таухид), необходимость очищения ислама и возрождения его изначальных установлений.

В результате, в Исламе возникло радикальное религиозно-политическое течение – ваххабизм. Приверженцы этого движения себя называют салафитами (то есть истинными последователями праведных предшественников – саляфов). Сегодня ваххабизм является господствующей исламской доктриной в Саудовской Аравии.

Основные догматы салафизма (ваххабизма):

  1. строжайшее соблюдение таухида – безусловной веры в единого Бога, которого они представляют в антропоморфном виде (в виде существа, занимающего место в пространстве, имеющего органы и части тела);
  2. полное отрицание любых новшеств в религии, а также отказ признанного в шариате деления новшеств на языковые (которые являются новшествами лишь на словах) и религиозные (действительно подлинное внесение чего-то нового в религию);
  3. критика коллективного таклида – следования какому-то одному мазхабу (школе признанных, традиционных богословов, разъясняющих Коран и Сунну);
  4. понимание саляфов («праведных предков») при толковании имен Всевышнего. Все атрибуты Аллаха нужно понимать без иносказаний, что приводит к буквальному их пониманию и уподоблению Всевышнего сотворенным существам.
  5. Всех мусульман, которые не разделяют их убеждения, ваххабиты считают заблудшими, а их крайние течения - даже неверными, немусульманами, чьи жизнь и имущество дозволены для них (что приводит к экстремизму).

В целом ваххабизм представляет собой развитие ханбалитских принципов в их крайнем выражении. По мнению некоторых авторов, ваххабиты отрицали и отрицают все классические суннитские мазхабы (ханафиты, маликиты, шафииты и ханбалиты). Являясь по своей сути разновидностью салафизма (исламского фундаментализма), ваххабизм, тем не менее, жестко не привязан к какому-либо суннитскому мазхабу. Хотя принято считать, что салафиты-ваххабиты по своей мазхабной принадлежности являются ханбалитами, они обращаются к исламу времен пророка как бы через голову основателей четырех мазхабов. Для ваххабизма характерны крайний фанатизм в вопросах веры и экстремизм в практике борьбы со своими политическими противниками.

Важнейшим элементом этой доктрины является специфическое представление о джихаде как непримиримой борьбе не только против язычников, но и против мусульман, не разделяющих ваххабитские идеи. Убеждение ваххабитов в том, что их противники - «кафиры» («неверные»), даже если они формально являются мусульманами, оправдывает нетерпимость и жестокость по отношению к ним. Одновременно такой фанатизм всегда сплачивал и дисциплинировал ваххабитов, создавая религиозно-идеологическое оправдание антиисламским по своему духу и характеру действиям.

Очень важной тенденцией, также порожденной увеличением веса «суннитского терроризма», стало усиление роли салафито-ваххабитской идеологии и крайних проявлений исламистского фундаментализма, религиозные и политические установки которых все чаще берут на вооружение быстро размножающиеся по всему миру экстремистские исламские организации.

Ваххабизм выступает в форме четко выраженного, ультрарадикального исламизма. Субсидируется это движение саудовским режимом. Ваххабизм является официальной идеологией в Саудовской Аравии. Он пользуется влиянием среди мусульман Катара, Кувейта, ОАЭ и др. стран.

Со временем ваххабизм вышел на международную арену. Эта деятельность активизировалась в 1980-х гг., в период перестройки и гласности в СССР, и использовалась для дестабилизации ситуации в Центральной Азии, на Кавказе и в других регионах страны.

Ваххабиты отрицают возможность посредничества между Великим Создателем и человеком, выступая против суфизма (учения о способах очищения сердца человека и искреннего соблюдения им религиозных заповедей с помощью учителя-духовного наставника).

В самой Саудовской Аравии, которая в течении многих лет является союзником США в регионе, власть и духовенство начали отмежеваться от радикальных салафитов-джихадистов. В связи с этим, возможно, с их подачи также была распространена идея, отрицающая единство ваххабизма и салафизма. Следует отметить, что Саудовская Аравия на протяжении ХХ века не только вырастила огромную армию салафитов, но и успешно экспортировала салафизм по всему миру.

Если изначально салафиты отказывались от участия в политике, то сейчас они направляют свою деятельность в различных странах мира на эти цели. Например, Саудовская Аравия тратит громадные деньги на распространение по всему миру салафизима как политико-идеологического фактора.

В подтверждение необходимости борьбы за возврат к первоначальному, подлинному исламу» и создание «исламского государства» исламисты наиболее часто цитируют видного мусульманского идеолога Таки ад-Дин Ахмада Ибн Таймийю (1263-1328). В одной из своих фетв он подтверждал на основании айята из Корана (5:49)  возможность «объявления джихада правителю-тирану, управляющему государством не в соответствии с шариатом». Такие высказывания, в частности, использовались радикальными течениями исламизма для оправдания вооруженной борьбы с правящими режимами, которые они считали «неверными».

Многие критики современной формы салафизма приводят главный аргумент против их агрессивной деятельности: в Коране говорится неоднократно о том, что если бы Всевышний хотел, чтоб все были мусульманами, то все были бы мусульманами. Если есть другие люди, значит, так было угодно Аллаху.

Возраст молодых салафитов – джихадистов от 18 до 30 лет. Большинство из них люди со средним образованием. Есть и с высшим, но богословским – исламским образованием.

В отличие от старшего поколения идейных салафитов, которые мирно распространяли свои идеи в мечетях, в религиозных школах, медресе и университетах, молодые салафиты в социальных сайтах политизировались не только идейно, но и выработали свои враждебные позиции по отношению других религиозных партии и организации всего мусульманского мира. Таким образом, в онлайн пространстве постепенно формировалось молодежное джихадистское направление салафизма, которое постепенно выходило на улицу, чтобы реализовать свои идеи вооруженным путем.

Эти молодые люди, проведя некоторое время в социальных сайтах интернета, где очень сильно действует пропаганда салафитской идеологической машины на умы всех мусульман, постепенно становятся потенциальными салафитами – джихадистами. Идеология молодых салафитов – джихадистов – это всемирный священный джихад против неверных в рамках будущего Всемирного Халифата. Салафитско - джихадистская идеология только начала реализоваться, ее перспективы пока еще непрогнозируемые.

Первые из сторонников течения «салафизма» появились в Таджикистане еще в конце 90-х. Впервые о появлении "Салафитов" в Таджикистане публично заявил еще экс-министр внутренних дел Хумдин Шарипов в январе 2006 года. "Приверженцы этого движения уже зафиксированы на севере страны. Компетентные органы страны располагают всеми данными об экстремистской направленности идеологии "Салафия", а также о связях этого движения с террористической сетью Усамы бен Ладена", - заявил он тогда.

Из религиозных деятелей одним из первых о проблеме салафитов в начале 2008 года публично высказался сенатор Маджлиси Оли Ходжи Акбар Тураджонзода.

По его мнению, - «Салафиты имеются преимущественно в нескольких крупных городах. В кишлаках, районах, в сельской местности их почти нет. Руководители салафитов в Таджикистане - молодые люди, которые учились в крупных исламских учебных заведениях. В этих учебных заведениях позиции салафитов очень сильны. По моим данным, этих студентов во время учебы финансировали различные общественные организации, в основном из арабских стран - они платят за учебу, проживание, выплачивают стипендию. Эти организации зачастую имеют поддержку с Запада. После возвращения на родину, некоторые выпускники этих вузов, ставшие идейными последователями "Салафии", продолжают проповедовать свои идеи. По моим данным, в Таджикистане насчитывается до нескольких тысяч последователей движения.

Салафиты особо антагонистически настроены против шиитов и исмаилитов. Они считают их кафирами, т.е. не мусульманами. И не считают их братьями по вере. Они считают, что в этих течениях много суеверий и ненужных традиций и их необходимо очистить.

Анализируя их деятельность не только в Таджикистане, но и во всем исламском мире, можно сделать вывод, что за подобными взрывоопасными силами обязательно стоят какие-либо спецслужбы.

Почему сейчас они так резко высказываются в адрес шиитов? Не стоят ли за этим непримиримые противоречия Запада с Ираном?

"Салафия" - это движение преимущественно молодых людей. Средний возраст салафитов в Таджикистане - 30 лет. Сейчас есть все предпосылки считать, что в Таджикистане салафитов неплохо финансируют из заграницы. Полуграмотных молодых, но талантливых людей, способных повести за собой других, приглашают и платят им хорошие деньги - по 300-400 долларов в месяц. Кроме того, они выпускают десятки книг, переводят труды салафитских лидеров и теологов на таджикский язык и бесплатно распространяют их».

Из лекции проповедника таджикских салафитов (Мухамадди), записанной на диск:

       О шиитах

"…Зачем мне братья из Ирана? У нас 7 миллионов - мусульмане. Более половины - мужчины. Если 1,5 млн. дети, 1 млн. в России, то 1 млн. в Таджикистане. Из них на пятничный намаз являются 225 тысяч мужчин. Где остальные 775 тысяч? Если эти 775 тысячи суннитов негодны ни к чему, то зачем нам они?"

 

 

Об исмаилитах

"Сегодня кроме имамитских шиитов, к нам пожаловали исмаилиты. Фарид Дафтари (имеется в виду Фархад Дафтари, автор "Истории исмаилизма"- прим. ред.) написал книги. Идите, прочитайте. Братья ли они? Что они говорят о нас? Когда исмаилиты, т.е шииты взяли власть в Египте, они убили 35 тысяч исламских предводителей и улемов! Почему убили? Почему тогда не сказали: давайте объединимся, братья? Сегодня шииты Ирана призывают своих суннитов объединиться? Многие из вас были в Захидане, (суннитский центр Ирана) и вы видели, едины ли сунниты и шииты…"

 

В июле 2008 года руководитель религиозной организации "Салафия" Таджикистана Мухамади Рахматулло и его заместитель Саидбурхони Шариф встретились в Москве с руководителем ООД «Таджикские трудовые мигранты» Кароматом Шариповым. Мухаммади Рахматулло, тогда говорил, что членами "Салафии", стали 20 тысяч граждан Таджикистана. С 2001 года "Салафия" активно проводит свою миссионерскую деятельность. По словам М. Рахматулло, за это время представители "Салафия" посетили крупные регионы Российской Федерации, где используется труд таджикских мигрантов.

В 2009 году их деятельность была объявлена вне закона, а в 2014 году Верховный суд признал течение экстремистским.

 

В середине 2016  года в Таджикистане заметно изменилось отношение властей к последователям течения "Салафия", ранее его считали чуть ли не самым опасным из всех движений и организаций, сегодня его сторонников отпускают на свободу.

О том, что члены экстремистских течений, запрещенных в Таджикистане, добровольно признавшие свою вину и искренне раскаявшиеся, будут освобождаться от уголовной ответственности, было объявлено еще в 2014 году. В 2014 году в Уголовный кодекс были внесены соответствующие изменения и дополнения.

 

Сегодня за участие в экстремистском сообществе Уголовный кодекс Таджикистана предусматривает до 5 лет лишения свободы, а за вербовку в экстремистские организации -наказание до 12 лет.

 

В мае 2016 года были массово "помилованы" салафиты — "десятки признавших свою вину последователей запрещенного в стране движения "Салафия" освобождены от уголовной ответственности".

Судя по сводкам МВД, именно эти движения «Салафия» имеют больше количество последователей в РТ и чаще других попадают в поле зрения правоохранительных органов. Таджикские эксперты тогда утверждали, что у многих салафитов после этой акции «помилования» появится вера в то, что они имеют влиятельных зарубежных покровителей, с которыми в Душанбе вынуждены считаться.

И дальше они продолжают: «А хозяева у них действительно очень влиятельные.

Катар и Саудовская Аравия — главные проводники американской политики в исламском мире. Во всех современных войнах в исламском мире, начиная от Афганистана и кончая далекой Африкой, везде можно увидеть руку Эр-Рияда и Дохи. А за ними торчат уши американского президента Барака Обамы".

Таджикские  эксперты считают, что возможная амнистия или прощение салафитов Таджикистана вынужденная, тактическая мера и не более.

Они утверждают, что смягчив отношение к салафитам, власти Таджикистана делают жест доброй воли, и тем самым, показывают главным мировым оплотам салафизма — Саудовской Аравии и Катару, что Душанбе готов к более тесному сотрудничеству с ними. Сближаясь с салафитскими государствами, официальный Душанбе может преследовать две цели. Во-первых, смягчив свое отношение к таджикским салафитам, надеется на финансовую помощь богатых нефтяных стран — Саудовской Аравии и Катара. В условиях нарастающего кризиса для Таджикистана это очень важный момент. Во-вторых, сближаясь с салафитами, Душанбе дает понять, что дистанцируется от своего давнего партнера — шиитского Ирана.

Известно, что Иран и Саудовская Аравия уже на протяжении многих десятилетий ведут борьбу за лидерство в исламском мире. Вероятно, в Душанбе решили воспользоваться этим противостоянием, чтобы извлечь не только политическую, но и финансовую выгоду продолжают эксперты.

 

 

По некоторым источникам работа среди таджикских студентов со стороны тех, которые проходили службу в составе ограниченного контингента СССР в Афганистане и были заряжены американской пропагандой, была начата еще в 1987 году в факультете журналистики и таджикской филологии ТГУ им В.И. Ленина. Им тогда пропагандировали националистическими идеями и антисоветскими настроениями. Поэтому среди молодежи стали очень популярными поэты, писатели и другие представители интеллигенции, воспевающие национальные идеи и исторические ценности. Знание таджикского-дари языка со стороны пропагандистами «реформистских идей», позволяло им оказать мощное влияние на умах молодежи. После этого появились «Телевизионный клуб ру ба ру», закон «О таджикском языке», создание движения «Растохез», события февраля 1990 года, выход на авансцену исламских сил, создание Партия исламской возрождении Таджикистана и дальше события апреля до ноября 1992 года и гражданской войны.

Часть нынешних борцов выступающие за распространение идеи «Салафия», тогда в тех далеких, конца 80-х годов были студентами факультета журналистики и таджикской филологии ТГУ им. В.И. Ленина. Фирдавс Нурилиев, Мухаммад Розик Неъматзода, Хилватшо Ходжаев и Аъзамшои Ширговади тогда обучались в одном курсе этого факультета.

Начиная, с 1994 года Мухаммадёсином Назаровым была начато отправка студентов из Таджикистна в Университет Аль-Азхар в Египет и далее каждый год им отправлялись от 10 до 15 студентов в этот же университет и исламских вузах других государств. 

Наши «герои» Фирдавс Нуралиён, Амри Нур и Мухаммад Розик Неъматзода и многие другие затем в конце 90-х годов обучались в Университет Аль-Азхар в Каире, и долгое время находились там.

После достижения Соглашения о мире и национального согласия в Таджикистане в 1997 году через год уже по государственным квотам М. Назаров сам с большой группой паломников побывал в Мекке и во время регистрации там представлялись как  верующие «Салафитского мазхаба». В последующие годы таким же образом из государственных квот им же отправлялись в хадж большое количество других «желающих,» с частичной оплаты поездок в Мекку.   

В начале 2000 г.г. студенты из Египта и других стран начали возвращаться и  частично выезжали в Россию в основном в Москву для «поиска работы». Черкизовский рынок стал для пропаганды течения «Салафия» очень плодородной почвой. После закрытия Черкизовского рынка в 2012 года они уже распространялись по другим рынкам Москвы и других городов России. В последующем многие из них приобрели свои дома и квартиры в Тверской, Калужкой, Владимирской и многих других областей и городов России. Уже дети мигрантов первой поколении выросли и становятся «салафитами».   Многие таджикские трудовые мигранты, которые впервые оказываются в России, сразу же попадают под влиянием таких радикальных религиозных течений.

По долгу своей работы я в течение 10-12 лет постоянно общался с трудовыми мигрантами из Таджикистана. Начиная с 2005 г. и после я наблюдал, как постепенно  усиливается уровень религиозной восприимчивости, среды таджикской молодежи в  Москве и других регионов РФ. Видимо уже тогда эмиссары различных религиозных течений, в том числе «Салафия» и ПИВТ начали свою активную работу среди таджикской молодежи в РФ. 

В основном я находился в тесном отношении с выходцами из Согдийской области, в особенности Исфаринского района, районами республиканского подчинения и выходцами районов ГБАО. По моим наблюдениям усиления влияния религиозных течений наиболее ярко наблюдается среди выходцев Исфаринско, Матчинского, Гармских группа районов и Ванчского района ГБАО. 

 

 

Вывод

Кроме строжайшего соблюдения таухида – безусловной веры в единого Бога, таджикские салафиты полностью отрицают любых новшеств в религии, а также отказ признанного в шариате деления новшеств на языковые (которые являются новшествами лишь на словах) и религиозные (действительно подлинное внесение чего-то нового в религию). Они также не признают светские законы общества и традиций. Отсюда полное отрицание светской власти и политической системы, что подразумевает ее смены, на религиозной. Пытаются на страницах социальных сетей интернета общаться на местных диалектах, чтобы быстрее нашли общий язык со своими подопечными и этим усиливают регионализм и местничества в Таджикистане. В угоду своих покровителей салафиты категорически отрицают доисламской истории таджикского народа, категорически не воспринимают советский период нашей истории, для них все те, кто не разделяет их мировоззрение кафиры и мунофики,  повсюду выступают против русского языка и разжигают межнациональную рознь между таджикским и русским народом, выступают против интересов России, злостно нарушая светские законы пытаются создать национально-религиозные анклавы в РФ и жить по своим «Салафитским» религиозным законам.

Поэтому незамедлительно следует выработать план по предотвращения дальнейшего расползания идеи «Салафия» и других радикальных исламских течений среди выходцев Таджикистана в России.